?

Log in

No account? Create an account

Пархомовка. Харьковская область

 

 

Продолжаю рассказывать о поездке по Краснокутскому району Харьковской области. На этот раз речь пойдёт о селе Пархомовка. Очень советую прочитать историю жизни основателя Пархомовского музея Афанасия Лунёва – он меня поразил больше работ Гогена и Пикассо…

 

Пархомовка

 

Село Пархомовка находится в Краснокутском районе Харьковской области, примерно в 130 км от Харькова.

Пархомовка ранее принадлежала к Харьковской губернии. Краткая история такова. В ХVII веке хозяином хутора Пархомовский был полковник Перекрестов. При Петре I хутор вместе с крестьянами у полковника отняли в пользу государства. Екатерина II подарила село Пархомовку, опять же — вместе с крестьянами, генерал-поручику графу Подгоричани. Сейчас в особняке графа размещается Пархомовский музей (о нём ниже). Полуитальянец Подгоричани «отгрохал», как теперь говорят, себе для проживания нечто в стиле итальянских палаццо, чем немало удивил соседей. И умер.

Пархомовка получила статус государственной экономии. А в конце ХIХ века ее приобрел Павел Герасимович Харитоненко.

 

Вот, что я нашла на одной из улиц Пархомовки. Местные жители, продолжающие растаскивать здание по кирпичикам (причем, абсолютно не стесняясь – прямо напротив руин кто-то строит из памятника старины дачу…), говорят, что это одно из зданий уже известного вам Харитоненко.
Кроме этого здания в Пархомовке до сих пор работает сахарный завод Харитоненко и существует здание общежития, построенное им для рабочих (рядом с музеем).

 


 

 

 

Малевич

 

Кто бы мог подумать – относительно недавно стало известно, что Казимир Малевич родился не в киевской Пархомовке, а в Харьковской!  Его родители по происхождению были поляками.

Именно из-за сахарного завода и переехали Малевичи в Харьковскую губернию. В 1890 году Павел Харитоненко взялся реконструировать производство в селе Пархомовка, для чего зазвал к себе лучших мастеров со всей Российской империи. Среди них оказался и отец Казимира, который считался первоклассным сахароваром.

Предполагается, что семья Малевичей поселилась в домике управляющего, который и сейчас находится на территории завода. Казимира отдали в пятиклассное сельскохозяйственное училище. Отец мечтал, чтобы сын освоил его ремесло. Сельхозучилище, по сути, стало первым системным образованием художника, а до того он время от времени занимался дома с разными педагогами.

После того как в 1895 году семья Малевичей уедет из Пархомовки, Казимир убедит отца не настаивать, чтобы он продолжал учиться ремеслу сахаровара, и поступит в Киевскую художественную школу. Затем - в Московскую академию искусств.

В Пархомовском художественном музее хранится работа Казимира Малевича - рисунок чуть больше обычного офисного листа, выполненный акварелью. Называется он «Супрематизм-65».

 

Храм

 

Первый Покровский храм был построен в 1704 г., затем, вместо белого, покрытого соломой храма, граф Подгоричани построил обширный храм с 5 купалами и 3 престолами. После его смерти супруга, Варвара Подгоричани, построила каменный храм, который освящён в 1808 г.
В 1948 году храм закрыли, а с 1952  – почти разваленный, начали использовать под склад сахарного завода.
9 июля 1993 г. по благословлению митрополита Харьковского и Богодуховского Никодима храм открыли.

 


Пархомовский художественный музей

Один из журналистов спросил у певицы Мадонны, которая достигла зенита славы, и которую трудно уже было чем-нибудь удивить: "С кем бы Вам хотелось встретиться?"
И получил ответ: "Я читала, что в каком-то украинском селе живёт школьный учитель, собравший замечательную коллекцию произведений живописи. Вот с ним мне было бы интересно встретиться и поговорить..."

Учителя истории, создавшего Пархомовский историко-художественный музей в Харьковской области, звали Афанасий Фёдорович Лунёв. Такого уровня музей – единственный на постсоветском пространстве, находящийся в сельской усадьбе. Но первым зданием музея был обычный купеческий дом.

 

До революции в Пархомовке жил купец. Его дом был одноэтажный, крытый железом, деревянный оштукатуренный, в нем до войны помещалась школа. А после войны сахарный завод вселил туда своих людей, поделил все на комнатушки. Там, комнат 5–6 было, может, даже больше. И вот, постановление вышло – все школьные здания немедленно возвратить школам. Вот тогда и появилась надежда на помещение для музея. Директор школы подал иск в арбитражный суд, и у музея появилось первое собственное помещение.

 

Интересно, что особняк графа, где музей находится сейчас, был взят с применением «военной хитрости». Это был период хрущевской оттепели – 1963 год, именно тогда вспомнили, что искусство принадлежит народу. А тут — сельский музей. Явилась съемочная группа из Харькова снимать бодрый, оптимистический сюжет. Режиссер осмотрел тёмный и обветшалый купеческий дом и сказал: «Нет, здесь снимать нельзя». Присутствовавший секретарь райкома очень расстроился, а Лунев предложил перенести экспонаты в бывший особняк, где как раз освободилось место. Кино сняли, а освобождать занятое помещение Лунев отказался. Когда местное начальство стало «наезжать», то пообещал сообщить в обком, что с ведома районных властей по телевидению показали «липу». Скандала не было. Коллекция осталась в особняке, а в 1987 году под экспозицию отдали и второй этаж здания.



Основатель музея, Афанасий Фёдорович Лунёв, теперь с полным правом относимый к плеяде харьковских просветителей, родился 14 января 1919 года, в одной из деревень Суржанского уезда Курской губернии. Отец его был шахтёром. В тамошних местах исстари обычай такой был: мужчина уходил из деревни на заработки и приезжал домой два раза в год — на сенокос и на уборку урожая. Ну, изредка ещё на Новый год... Впоследствии семья переехала в Донбасс. Мать Афанасия была грамотной (единственной грамотной женщиной в деревне!), закончила начальную школу. На выпускных экзаменах попечитель предложил взять девочку в Суржанскую гимназию на казённый счет, но отец её, дед Лунёва, не пустил, так что после школы пошла она сначала в няньки, а потом в прислуги к земскому врачу, что жил в деревне. По отцовской же линии деды Лунёва были истовыми старообрядцами.

 

Первый свой урок в пархомовской школе учитель Афанасий Лунев начал 1 октября 1945 г. Ему тогда было 25 лет. Из багажа — 4 года учебы в Киевском университете и 4 года фашистских концлагерей. Ни книг, ни личных вещей не было. Было чувство ответственности за своих учеников, за детей, которые уже успели хлебнуть горя по-взрослому.

Лунев сказал когда-то о тех, первых своих учениках: «Смерть для них была привычнее, чем букварь». Огрубленные войной души, отнюдь не склонные к восприятию эстетических ценностей. Учитель Лунев хотел видеть их иными. Параллельно с учительской работой он заканчивал учебу — был студентом-заочником пятого курса Харьковского университета.

В 1955 году Лунев основал со своими учениками общество «Юный историк», ставшее фундаментом будущего музея. Одним из первых его экспонатов стала «ревизская сказка» Пархомовки за 1816 год. Затем появились найденные ребятами в деревнях по всей округе старые книги и иконы, прялки, древние монеты. В летние каникулы выезжали на Южный Буг, где помогали московским археологам откапывать древнегреческую колонию Ольвию — так в музее появилась керамика, изготовленная еще на заре нашей эры.

А затем Афанасий Федорович, страстный любитель искусства, предложил устроить в школе выставку репродукций с картин Третьяковской галереи. Выставка имела такой успех, что к школе потянулась вся Пархомовка. Тогда-то Лунев и решил осуществить давнюю дерзкую мечту: создать настоящий художественный музей. Началом послужила личная коллекция учителя, которую он начал собирать в послевоенные годы: недоедал, так как деньги и продукты нужны были для приобретения картин на харьковском рынке; недосыпал, так как в Харьков по тем временам добраться было - целое воскресное приключение (пешком, по узкоколейке, на автобусе, это при нерегулярно ходящем-то транспорте!). А вернуться в школу на занятия надо было вовремя. С харьковской барахолкой, которая активно жила при Благовещенском рынке (по-харьковски — на Благбазе), Лунев познакомился во время учёбы в Университете им. Каразина. Эту торговую структуру прикрыли в начале 50-х, но сразу после войны она процветала. Здесь было все, причем в самых неожиданных сочетаниях. Рядом с гвоздями мог продаваться старинный фарфор, иглы для примусов и раритетные книги…Таким образом приобретены были десятка два полотен, среди которых - «Мария Магдалина» Мурильо, «Весна» Писарро, «Пальмы» Гогена, этюд Ренуара «На балу»... Старейшая пархомовская жительница Лысогоренко, познакомившисьб с Лунёвым, передала музею пейзажи Ярошенко, акварели Крамского, натюрморт Сезанна. Ряд современных произведений подарили харьковские художники.

Но самым могущественным «меценатом» явился всемирно известный Эрмитаж. Узнав о том, что сельские ребята собирают у себя в деревне художественную коллекцию, ученые-искусствоведы Ленинграда, протянули им руку помощи. В 1958 году Эрмитаж пригласил в гости ребят из Пархомовки во главе с Лунёвым. Четыре дня юные пархомовцы, затаив дыхание, путешествовали по Эрмитажу со специально выделенным экскурсоводом, а домой отправились со щедрыми подарками: пополнением для музея. Прекрасные портреты, скульптуры, изделия из фарфора, находки археологов — далеко не полный перечень подарков ленинградского музея пархомовским школьникам за 20 лет дружеских встреч и переписки.

Нашлись друзья и в Москве: пархомовцы стали своими в Государственном музее изобразительных искусств имени Пушкина, в музеях Московского Кремля. Завязалась переписка с известными советскими художниками Юоном и Сарьяном, Вучетичем и Ромадиным, Чуйковым и Пименовым... Любопытно, что идея создания сельского художественного музея захватила не только деятелей искусства. Люди самых разных профессий посещали Пархомовку, привозя с собой дары из личных коллекций.

 

Как музейные реликвии, хранит учитель Лунев письма от народного художника СССР В. А. Фаворского. Письма эти — мудрая и сердечная беседа выдающегося мастера о месте человека в жизни, об искусстве, которое должно служить народу. Это был поистине удивительный человек: на полученную в Лейпциге премию Фаворский поручил своим немецким друзьям купить картины и все их передал пархомовскому
музею. Благодаря его заботам и рекомендациям клуб «Радуга» трижды был гостем в Дрезденской галерее, в Берлинском художественном музее.

Как-то, собравшись на каникулы в Москву, ученики Лунева получили от Ильи Эренбурга, с которым находились в переписке, такую телеграмму: «Жду к себе пархомовскую «Радугу» (так назван был школьный клуб любителей прекрасного, в который со временем переросло общество "Юный историк"). В клубе регулярно собиравшимся ребятам Лунёв рассказывал об истории возникновения музыкальных и живописных шедевров, о подвижниках искусства, творцах и собирателях, об истории и культуре различных стран. А главное - внушал, что без понимания красоты невозможно стать настоящим человеком, способным дарить людям радость... И клуб «Радуга» в полном составе пришел в гости в московскую квартиру писателя Эренбруга. После этой встречи и появились в музее рисунки Пикассо, а также его уникальная керамическая ваза «Сова».

Бывали ребята в гостях и у поэта Степана Щипачева, и у художника Николая Ромадина. Но особенно полюбилась им мастерская скульптора Сергея Коненкова, к которому они приезжали 15 лет подряд.
 

В последние годы жизни Афанасий Федорович никуда не ходил, никого не принимал и ничего не видел. У него была катаракта. Человек, обладавший «здоровым видением» прекрасного и предлагавший «мальчишкам и девчонкам, а также их родителям» любоваться шедеврами, словно ушел во «внутреннее зрение», аскетичное, одинокое. Он умер 7 февраля 2004 года в возрасте 85 лет. 

Вот несколько выдержек из интервью с этим удивительным человеком: 

«Кое-что западало и в меня, — зафиксировали слова Лунева авторы московской книги, — но я не раз признавался ученикам, что, к сожалению, настолько невежественен, что не знаю, успею ли подняться на такую высоту, когда смог бы сказать: „Я уже не невежда, но пока ничего не знаю“. А ведь жизнь моя прошла в основном за чтением, больше всего денег в жизни я истратил на книги, но все время, каждый миг жизни убеждаюсь, что очень мало знаю»

«Для меня важно даже не то, чтобы ребята знали все о художниках и скульпторах, — рассуждает Афанасий Федорович Лунев. — Главное, чтобы это знание, эта культура, эта красота воспитывали доброту. Человек должен иметь не только умную голову, но и умное сердце. Жестокость, подлость, черствость — подобные качества тех или иных людей происходят от бедности чувств, от недостаточного воспитания истинным искусством» 

«Первые понятия о добре в меня вложила мать. Она была удивительно самоотверженным человеком. Жила по принципу: чтобы стать богатым, надо как можно больше отдавать. Делилась с людьми всем, что имела. А приобретала взамен духовное богатство. Можно износить и выбросить сапоги, приобрести и потерять золото. Духовность, доброту, человечность, милосердие никогда не износишь, никогда не потеряешь… Помните, как Герцен звал в своем „Колоколе“? „Зову живых!“ Кого он звал? Тех, у кого есть живое сердце, живая душа…» 

“Как-то по случаю купил на базаре книжку французского математика Андре Пуанкаре, брата ихнего президента. С этой книги и началось мое самообразование. Помню, как потряс “Граф Монте-Кристо”. Эта книга научила меня ждать и надеяться. А следом за графом другом моим стал горьковский Матвей Кожемякин, человек не от мира сего. Мне его было страшно жалко: как все-таки одинок хороший человек, как он всегда и везде одинок!…”.

 

Последнее время много говорится о том, что наврядли в Пархомовском музее находятся подлинники прославленных художников. Это легко объяснить – во время формирования коллекции некому было проводить экспертизы.  Да и гораздо приятнее верить, что в никому неизвестном селе существует «второй Эрмитаж» с оригиналами Пикассо, Ренуара, Писарро и Гогена…

Когда я ехала в музей, меня, как и многих, интриговало именно это. Однако после многих часов изучения жизни Афанасия Лунева, мне стало абсолютно все равно, что висит на стенах музея и какова история особняка…

Важно то, как и ради чего обычный человек, имеющий мечту и веру, прожил свою долгую и необычную жизнь, и как его мечта стала реальностью. Важно не то, что собирал Лунев, а то, как его деятельность в течении 60-ти лет меняла сердца людей.

 

P.S.

Музей работает каждый день, кроме понедельника и вторника, до 16.30.

Билет стоит 2 гривны. Есть экскурсоводы.

Фотографировать в музее запрещено.

На всякий случай – телефоны музея: (05756) 95369, (05756) 95399

(в праздничные дни лучше предварительно позвонить и узнать, работает музей или нет)


 

 

Comments